Preview

Клиническая и экспериментальная тиреоидология

Расширенный поиск

Роль нейронспецифической енолазы в течении эндокринной офтальмопатии и формировании оптической нейропатии

https://doi.org/10.14341/ket2015431-35

Полный текст:

Аннотация

Цель.

Целью настоящей работы явилось изучение роли NSE в течении ЭОП и формировании оптической нейропатии.

Материалы и методы.

Было обследовано 42 больных ЭОП, в возрасте 41 [30; 47] лет. Мужчин было 9 (21%). Контрольная группа представлена 15 здоровыми лицами, сопоставимыми по полу и возрасту. Объектом исследования служила сыворотка крови и слезная жидкость. Измерение уровня NSE проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа наборами CanAgNSEEJA. У всех лиц, включенных в исследование была выполнена оптическая когерентная томография (ОКТ), офтальмоскопия, периметрия. Статистическая обработка полученных данных проводилась при помощи программы Statistica 6.1.

Результаты.

Обнаружено увеличение концентрации NSE в сыворотке крови и слезной жидкости у пациентов с ЭОП, по сравнению с группой здоровых лиц. Следует отметить, что нарастание концентрации исследованного маркера было связано со степенью тяжести заболевания – более тяжелые случаи сопровождались большей концентрацией NSE. При тяжелой степени ЭОП, угрожающей потерей зрения обнаружено наибольшее содержание NSE как в сыворотке крови, так и в слезной жидкости.

Выводы.

Обнаружено увеличение концентрации NSE у пациентов с ЭОП в крови и в большей степени в слезной жидкости, в зависимости от степени тяжести ЭОП. Данные исследования позволяют расценивать NSE как ранний маркер повреждения нейрональной ткани при ЭОП, до появления типичных клинико-инструментальных признаков оптической нейропатии.

 

Для цитирования:


Харинцев В.В., Серкин Д.М., Серебрякова О.В., Харинцева С.В., Янченко О.М. Роль нейронспецифической енолазы в течении эндокринной офтальмопатии и формировании оптической нейропатии. Клиническая и экспериментальная тиреоидология. 2015;11(4):31-35. https://doi.org/10.14341/ket2015431-35

For citation:


Charinzev V.V., Serkin D.M., Serebryakova O.V., Kharintseva S.V., Yanchenko O.M. The role of neuron specific enolase for endocrine ophthalmopathy and the formation of optic neuropathy. Clinical and experimental thyroidology. 2015;11(4):31-35. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/ket2015431-35

По современным представлениям, эндокринная офтальмопатия (ЭОП) – это аутоиммунное заболевание всех структур орбиты, тесно ассоциированное с аутоиммунной патологией щитовидной железы (диффузным токсическим зобом и в меньшей мере аутоиммунным тиреоидитом) [1–5]. Описана манифестация ЭОП до дебюта аутоиммунной патологии щитовидной железы [1–3]. Заболеваемость ЭОП, по разным данным, составляет от 0,02 до 0,8–1,2% [1–3, 6]. В структуре ЭОП превалируют легкие формы заболевания, угрожающие потерей зрения тяжелые формы ЭОП встречаются не чаще 5% случаев [1, 3]. Одним из грозных осложнений ЭОП, угрожающим потерей зрения, является оптическая нейропатия, которая развивается в результате комплексного (механического и иммунного) повреждения оптического нерва [1–3].

В последнее время расширяются представления о патогенезе ЭОП и вкладе в развитие и течение заболевания различных факторов: PPARg и их полиморфизмов, белков теплового шока, цитокинов и ростовых факторов [1, 3, 4, 7–11].

Нейронспецифическая енолаза (NSE) является надежным критерием нейрональной деструкции [12, 13]. При заболеваниях, сопряженных с непосредственным вовлечением нервной ткани в патологический процесс, определение NSE в биологических жидкостях предоставляет ценную информацию о степени выраженности повреждения нейронов и нарушения проницаемости нейрогематического барьера [13–15]. Уровни NSE низки у здоровых людей и пациентов с легким течением нейродеструктивных и нейродегенеративных заболеваний, повышение концентрации NSE описано при нейробластомах, травмах головного и спинного мозга, инсультах, менингитах, тяжелой общей холодовой травме, диабете, в настоящее время NSE является надежным критерием нейрональной деструкции [12, 13, 16]. Вероятно, важным моментом в развитии оптической нейропатии при ЭОП является нарушение гематоофтальмического барьера, что приводит к изменению состава слезной жидкости.

Цель

Целью настоящей работы явилось изучение роли NSE в течении ЭОП и формировании оптической нейропатии.

Материал и методы

Было обследовано 42 больных ЭОП в возрасте 41 [30; 47] лет. Мужчин было 9 (21%). Контрольная группа представлена 15 здоровыми лицами, сопоставимыми по полу и возрасту. Данное исследование одобрено локальным этическим комитетом ГБОУ ВПО “Читинская государственная медицинская академия”, протокол №57 от 13.11.2013, у всех лиц, включенных в исследование, было получено добровольное информированное согласие.

Критерии включения в исследование

Пациенты с ЭОП в любую фазу заболевания и любой степени тяжести, вне зависимости от наличия или отсутствия сопутствующих заболеваний щитовидной железы, в возрасте 18–50 лет. Диагноз ЭОП выставлялся на основании клинической картины, подтверждался при проведении компьютерной томографии орбит (утолщение и/или увеличение рентгеновской плотности глазодвигательных мышц, изменение плотности ретробульбарной клетчатки, уменьшение расстояния между межскуловой линией и задним полюсом глазного яблока) и был подтвержден осмотром офтальмолога [3–5, 17]. Степень тяжести заболевания определялась согласно действующим классификациям [3].

Критерии исключения из исследования:

  • острые соматические заболевания;
  • обострение хронических заболеваний;
  • нейродегенеративные заболевания;
  • онкологические заболевания;
  • алкоголизм и хроническая алкогольная интоксикация;
  • беременность и период лактации;
  • наличие в анамнезе острого нарушения мозгового кровообращения, хронической ишемии головного мозга.

Объектом исследования служили сыворотка крови и слезная жидкость. Измерение уровня NSE проводили методом твердофазного иммуноферментного анализа наборами CanAgNSEEJA. У всех лиц, включенных в исследование, были выполнены оптическая когерентная томография (ОКТ), офтальмоскопия, периметрия. Наличие оптической нейропатии подтверждалось специфическими изменениями при ОКТ: снижение слоя нервных волокон, отек зрительного нерва.

Статистическая обработка полученных данных проводилась при помощи программы Statistica 6.1. Перед началом анализа вариационные ряды тестировались на нормальность. В связи с ненормальным распределением данные представлены в виде медианы, нижнего и верхнего квартилей [25;75]. Использовались критерии Манна–Уитни, Крускала–Уоллиса.

Результаты

Нами было обнаружено увеличение концентрации NSE в сыворотке крови и слезной жидкости у пациентов с ЭОП по сравнению с группой здоровых лиц. Следует отметить, что нарастание концентрации исследованного маркера было связано со степенью тяжести заболевания – более тяжелые случаи сопровождались большей концентрацией NSE. У пациентов с легкой формой ЭОП сывороточный уровень NSE не отличался от показателей здоровых лиц, при этом содержание NSE в слезной жидкости достоверно возрастало на 50% (р < 0,05). При ЭОП средней степени тяжести содержание NSE увеличивалось как в сыворотке крови на 33% (p < 0,05), так и в слезной жидкости в 3,5 раза (p < 0,01) по сравнению с контрольной группой. Уровень NSE в слезной жидкости превышал аналогичный показатель при легкой степени ЭОП в 2,4 раза (p < 0,05), хотя отличий в сывороточной концентрации NSE в данных группах нами обнаружено не было (таблица).

При тяжелой степени ЭОП, угрожающей потерей зрения, обнаружено наибольшее содержание NSE как в сыворотке крови, так и в слезной жидкости. Сывороточный показатель NSE превышал содержание контрольных показателей в 1,6 раза (p < 0,01), легкой степени ЭОП – в 1,5 раза (p < 0,05) и при средней степени изучаемого заболевания – на 25% (p = 0,05). При анализе данных показателей в слезной жидкости было получено превышение значений здоровых лиц в 11,2 раза (p < 0,001), легкой степени ЭОП – в 7,5 раза (p < 0,001), средней степени ЭОП – в 3,5 раза (p < 0,01) (см. таблицу).

Обсуждение

В последнее время расширяется представление о патогенезе ЭОП, установлены роли PPARg и их полиморфизмов, белков теплового шока, цитокинов и ростовых факторов, но ранних маркеров диагностики грозного осложнения ЭОП – оптической нейропатии не найдено [1–4, 7–10]. Современная концепция оптической нейропатии при ЭОП основана на двух основных факторах – механическом сдавлении оптического нерва в вершине орбиты утолщенными глазодвигательными мышцами и иммунным его повреждением [1, 2]. Постепенная гибель нейронов при их повреждении приводит к выходу нейронспецифических ферментов во внеклеточный матрикс, что отражает степень повреждения нервной системы [13].

Доказана прогностическая значимость нарастания концентрации NSE в биологических жидкостях в оценке степени поражения нейронов при остром и хроническом нарушении мозгового кровообращения, сахарном диабете, диабетической ангиоретинопатии [13, 16].

Более значимое увеличение концентрации NSE в слезной жидкости по сравнению с кровью при различных степенях тяжести ЭОП, вероятно, обусловлено концентрационной функцией слезной железы [16]. Причины этого явления, с нашей точки зрения, заключаются в гипоксии сетчатки, которая приводит к деструкции ганглиозных клеток сетчатки.

Нарастание концентрации NSE в зависимости от степени тяжести ЭОП, обнаруженное в нашем исследовании, более выраженное в слезной жидкости, вероятно, позволит использовать данный субстрат в качестве раннего маркера развития оптической нейропатии. Полученные результаты позволяют говорить о более раннем возникновении начальных стадий повреждения оптического нерва, чем принято считать, опираясь на клинико-инструментальные данные.

Выводы

Обнаружено увеличение концентрации NSE у пациентов с ЭОП в крови и в большей степени в слезной жидкости.

Отмечено нарастание уровня NSE в биологических жидкостях в зависимости от степени тяжести ЭОП.

Полученные результаты позволяют расценивать NSE как ранний маркер повреждения нейрональной ткани при ЭОП, до появления типичных клинико-инструментальных признаков оптической нейропатии.

Информация о финансировании и конфликте интересов

Работа выполнена в рамках гранта Президента РФ МД-4448.2013.7.

Авторы заявляют об отсутствии явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Список литературы

1. Петунина Н.А., Трухина Л.В., Мартиросян Н.С. Эндокринная офтальмопатия: современный взгляд // Проблемы эндокринологии. – 2012. – Т.58 – №6. – С. 24–32. [Petunina NA, Trukhina LV, Martirosyan NS. Endocrine ophthalmopathy: state-of-the-art approaches. Probl Endokrinol (Mosk). 2013;58(6):24-32. (in Russ)] doi: 10.14341/probl201258624-32.

2. Бровкина А.Ф. Эндокринная офтальмопатия. – М.: ГЭОТАР-Медиа; 2008. [Brovkina AF. Endokrinnaya oftal'mopatiya. Moscow: GEOTAR-Media; 2008. (In Russ).]

3. Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Свириденко Н.Ю., и др. Федеральные клинические рекомендации по диагностике и лечению эндокринной офтальмопатии при аутоиммунной патологии щитовидной железы // Проблемы эндокринологии. – 2015. – Т. 61 – №1. – С. 61–74. [Dedov II, Melnichenko GA, Sviridenko NY, et al. Federal clinical recommendations on diagnostics and treatment of endocrine ophthalmopathy associated with autoimmune thyroid pathology. Probl Endokrinol (Mosk). 2015;61(1):61-74. (In Russ)] doi: 10.14341/probl201561161-74.

4. Серкин Д.М. Роль белков теплового шока и антител к ним, полиморфизма PPARγ рецептора в патогенезе эндокринной офтальмопатии: Дис. ... канд. мед. наук. – Чита; 2013. [Serkin DM. Rol' belkov teplovogo shoka i antitel k nim, polimorfizma PPARγ retseptora v patogeneze endokrinnoi oftal'mopatii [dissertation]. Chita; 2013. (In Russ).]

5. Серкин Д.М., Серебрякова О.В., Просяник В.И. Клиническая характеристика эндокринной офтальмопатии в Забайкалье // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Биология, клиническая медицина. – 2011. – Т. 9 – №1. – С. 168–171. [Serkin DM, Serebryakova OV, Prosyanik VI. Clinical сharacteristic of graves' orbitopathy in region Zabaykalye. Vestnik Novosibirskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Biologiya, klinicheskaya meditsina. 2011;9(1):168-171. (In Russ).]

6. Wiersinga W, Bartalena L. Epidemiology and Prevention of Graves' Ophthalmopathy. Thyroid. 2002;12(10):855-860. doi:10.1089/105072502761016476

7. Серкин Д.М., Серебрякова О.В., Серкин М.А., и др. Роль полиморфизмов PRO12ALA и C1431T PPARγ в развитии эндокринной офтальмопатии // Клиническая и экспериментальная тиреоидология. – 2013. – Т.9. – №3. – С. 51–55. [Serkin DM, Serebryakova OV, Serkin MA, et al. Polymorphism of Pro12Ala and C1431T PPARγ in the pathogenesis of Graves' orbitopathy. Clinical and experimental thyroidology. 2013;9(3):51-55. (In Russ).] doi: 10.14341/ket20139351-55

8. Серкин Д.М., Серебрякова О.В., Харинцева С.В., и др. Значение сочетаний полиморфизмов PRO12ALA и C1431T PPARγ в формировании эндокринной офтальмопатии // Забайкальский медицинский вестник. – 2014. – №2. – С. 38–43. [Serkin DM, Serebryakova OV, Kharintseva SV, et al. Znachenie sochetanii polimorfizmov PRO12ALA i C1431T PPARγ v formirovanii endokrinnoi oftal'mopatii. Zabaikal'skii meditsinskii vestnik. 2014;(2):38-43. (In Russ).]. Доступно по: http://chitgma.ru/zmv2/journal/2014/2/7.pdf (25.01.2016).

9. Серкин Д.М., Серебрякова О.В., Харинцева С.В., Харинцев В.В. Система сывороточных белков теплового шока при эндокринной офтальмопатии // Забайкальский медицинский вестник. – 2013. – № 1. – С. 57–61. [Serkin DM, Serebryakova OV, Kharintseva SV, Kharintsev VV. System of serum heat shock protein in thyroid eye disease. Zabaikal'skii meditsinskii vestnik. 2013;(1):57-61. (in Russ).] Доступно по: http://chitgma.ru/zmv2/journal/2013/1/10.pdf. (25.01.2016).

10. Патент РФ на изобретение №2503011/ 27.12.13. Бюл. №36. Серкин Д.М., Серебрякова О.В., Серкин М.А. и др. Способ индивидуального назначения системной пульс-терапии глюкокортикостероидами пациентам с эндокринной офтальмопатией. [Patent RUS №2503011/ 27.12.13. Byul. №36. Serkin DM, Serebryakova OV, Serkin MA et al. Sposob individual'nogo naznacheniya sistemnoi pul's-terapii glyukokortikosteroidami patsientam s endokrinnoi oftal'mopatiei. (In Russ).]

11. Серкин Д.М., Серебрякова О.В., Серкин М.А., и др. Роль полиморфизмов Gly482Ser гена PPARGC 1A и Ala203Pro гена PPARGC 1B в развитии эндокринной офтальмопатии // Клиническая и экспериментальная тиреоидология. – 2015. – Т. 11 – №2. – С. 45–50. [Serkin DM, Serebryakova OV, Serkin MA, et al. Polymorphism of Gly482Ser PPARGC 1A and Ala203Pro PPARGC 1B in the pathogenesis of Graves' orbitopathy. Clinical and experimental thyroidology. 2015;11(2):45-50.] doi: 10.14341/ket2015245-50

12. Шабалов Н.П., Скромец С.С., Шумилина А.П. Ноотропные и нейропротекторные препараты в детской неврологической практике // Вестник Военно-медицинской академии. – 2000. – №2. – С. 30–34. [Shabalov NP, Skromets SS, Shumilina AP. Nootropnye i neyroprotektornye preparaty v detskoy nevrologicheskoy praktike. Vestnik Voenno-meditsinskoy akademii. 2000;(2):30-34. (in Russ)]

13. Жукова И.А., Алифирова В.М., Жукова Н.Г. Нейронспецифическая енолаза как неспецифический маркер нейродегенеративного процесса // Бюллетень сибирской медицины. – 2011. – Т. 10 – №2. – С. 15–21. [Zhukova IA, Alifirova VM, Zhukova NG. Neurospecific enolase as a nonspecific neurodegenerative process marker. Byulleten' sibirskoy meditsiny. 2011;10(2):15-21. (in Russ)]

14. Антонова О.М. Нейроспецифическая енолаза и ее роль в механизмах антительной агрессии в мозг: Дис. ... докт. мед. наук. – М.; 1997. [Antonova OM. Neyrospetsificheskaya enolaza i ee rol' v mekhanizmakh antitel'noy agressii v mozg [dissertation]. Moscow; 1997. (In Russ).]

15. Yamamoto T, Rossi S, Stiefel M, et al. CSF and ECF Glutamate Concentrations in Head Injured Patients. 1999:17-19. doi: 10.1007/978-3-7091-6415-0_4.

16. Шовдра О.Л. Некоторые патологические механизмы диабетической ретинопатии при сахарном диабете 2 типа: Дис. ... канд. мед. наук. – Чита; 2011. [Shovdra OL. Nekotorye patologicheskie mekhanizmy diabeticheskoy retinopatii pri sakharnom diabete 2 tipa [dissertation]. Chita; 2011. (in Russ).]

17. Серкин Д.М., Серебрякова О.В., Просяник В.И., и др. Рентгенологическая характеристика эндокринной офтальмопатии в условиях Забайкалья // Кубанский научный медицинский вестник. – 2011. – №1. – С.145–148. [Serkin DM, Serebryakova OV, Prosyanik VI, el al. X-ray characteristic of graves orbitopathy in region Zabaykalye. Kubanskii nauchnyi meditsinskii vestnik. 2011;(1):145-148. (In Russ).]


Об авторах

Владимир Вячеславович Харинцев
ГБОУ ВПО “Читинская государственная медицинская академия”
Россия
аспирант кафедры нормальной физиологии
Конфликт интересов: конфликт интересов отсутствует


Дмитрий Михайлович Серкин
ГБОУ ВПО “Читинская государственная медицинская академия”
Россия
кандидат медицинских наук, доцент кафедры госпитальной терапии и эндокринологии
Конфликт интересов: конфлик интересов отсутствует


Ольга Владимировна Серебрякова
ГБОУ ВПО “Читинская государственная медицинская академия”; ГУЗ “Клинический медицинский центр”
Россия
доктор медицинских наук, доцент, заведующая кафедрой госпитальной терапии и эндокринологии
Конфликт интересов: конфликт интересов отсутствует


Светлана Владимировна Харинцева
ГБОУ ВПО “Читинская государственная медицинская академия”
Россия
доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой офтальмологии с курсом оториноларингологии
Конфликт интересов: конфликт интересов отсутствует


Ольга Михайловна Янченко
ГУЗ “Клинический медицинский центр”
Россия
врач лаборант, биохимическая лаборатория
Конфликт интересов: конфликт интересов отсутствует


Дополнительные файлы

Для цитирования:


Харинцев В.В., Серкин Д.М., Серебрякова О.В., Харинцева С.В., Янченко О.М. Роль нейронспецифической енолазы в течении эндокринной офтальмопатии и формировании оптической нейропатии. Клиническая и экспериментальная тиреоидология. 2015;11(4):31-35. https://doi.org/10.14341/ket2015431-35

For citation:


Charinzev V.V., Serkin D.M., Serebryakova O.V., Kharintseva S.V., Yanchenko O.M. The role of neuron specific enolase for endocrine ophthalmopathy and the formation of optic neuropathy. Clinical and experimental thyroidology. 2015;11(4):31-35. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/ket2015431-35

Просмотров: 157


ISSN 1995-5472 (Print)
ISSN 2310-3787 (Online)