Preview

Оценка обеспечения питания йодом беременных и кормящих женщин в Кыргызстане

https://doi.org/10.14341/ket2016134-37

Полный текст:

Аннотация

Цель. Для определения эффективности внедрения «Национальной программы по профилактике йододефицитных заболеваний в Кыргызстане на 2010-2014 годы»,  проведена оценка  обеспеченности йодом населения страны  и  основных групп риска - беременных и кормящих женщин. 


Материалы и методы. Методом йодометрического титрования исследовано 1815 образцов пищевой соли на содержание йода, взятой на уровне производства, продажи и на предприятиях общественного питания. У 139 беременных и 151 кормящей женщины  определена йодурия церий-арсенитовым методом в лаборатории Казахской академии питания, участвующей в глобальной сети по контролю качества EQUIP.


Результаты. Установлено, что 76,6% пищевой соли обеспечивали местные предприятия, а 23,4% - импортного производства. В  55% образцах соли содержание йода оказалось ниже 25 мг/кг, в 2% - было  больше 55 мг/кг и только в 43% содержание йода с соли соответствовало ГОСТ (40 ± 15 мг/кг). Среднее содержание йода в образцах соли, собранных в домохозяйствах у беременных и кормящих женщин составляло 19,8 мг/кг, что в 2 раза ниже норматива, предписываемого ГОСТ (40 мг/кг), при этом в 2/3 образцов соли содержание йода было ниже порогового уровня в 25 мг/кг. Медиана йодурии у беременных женщин составляла 103 мкг/л, а у кормящих – 91,6 мкг/л, что указывает на неадекватную йодную обеспеченность.


Выводы. Предпринимаемые в Кыргызстане меры по улучшению качества йодированной соли оказались недостаточными.

Для цитирования:


Султаналиева Р.Б., Бейшекеева Г.И., Герасимов Г.А. Оценка обеспечения питания йодом беременных и кормящих женщин в Кыргызстане. Клиническая и экспериментальная тиреоидология. 2016;12(1):34-37. https://doi.org/10.14341/ket2016134-37

For citation:


Sultanalieva R.B., Beishekeyeva G.I., Gerasimov G.A. Assessment of the provision of iodine supply to pregnant and lactating women in Kyrgyzstan. Clinical and experimental thyroidology. 2016;12(1):34-37. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/ket2016134-37

Актуальность

Йодный дефицит является важной медико-социальной проблемой для Кыргызстана. Результаты широкомасштабных исследований, проведенных под эгидой ВОЗ, ЮНИСЕФ и Глобальной сети по йоду (ГСЙ), показали, что за последние 10–15 лет охват йодированной солью и обеспеченность питания населения йодом улучшились [1]. Этому способствовало принятие законаКыргызскойРеспублики “О профилактикейододефицитныхзаболеваний” (2001 г.) и других правительственных документов, способствующих выполнению этого закона. Была реализована Национальная программа “Снижение уровняйододефицитныхзаболеваний вКыргызскойРеспублике на 2003–2007 гг.”, в основу которой было положено широкомасштабноепроизводствои использование только йодированной соли как в домохозяйствах, так и в пищевой промышленности. Действующее в Кыргызстане законодательство запрещает производство, импорт и реализацию через розничную торговлюнейодированнойсоли и ставит обязательным условием наличие йодированной соли в продаже во всех продовольственных магазинах и торговых точках, а также ее использование в пищевой индустрии.

Результаты Национального репрезентативного исследования населения, проведенного в 2007–2008 гг., показали, что обеспеченность питания йодом населения Кыргызстана улучшилась: по сравнению с данными предыдущих лет (1997–1998 гг.) медианная концентрация йода в моче у школьников (общенациональная выборка) возросла с 36,4 до 113,7 мкг/л, а распространенность эндемического зоба снизилась с 56 до 5,2%. Однако целевые критерии, характеризующие устранение дефицита йода в питании, всежене были достигнуты: 60,5% семей использовали в питании соль с содержанием йода ниже минимально рекомендуемого уровня (15 мг/кг), а медианная концентрация йода в моче у беременных женщин оставалась ниже 150 мкг/л [2].

Общеизвестно, что для нормального течения беременности, родов, рождения здорового ребенка и его интеллектуального развития в будущемважное значениеимеет адекватное количество йода в питании беременных женщин. Потеря йода с грудным молоком составляет до 200 мкг/сут, поэтому необходимое количество йода в период лактации кормящих женщин достигает 225–350 мкг/сут[3]. Эксперты ВОЗ, с учетом повышенной потребности в йоде в указанные критические периоды, рекомендовали повысить норму его потребления до 250 мкг/сут[4].

Основным направлением Национальной программы по профилактикейододефицитныхзаболеваний на 2010–2014 гг. стало обеспечение всего населения Кыргызстана качественной, адекватно йодированной солью. Поэтому при оценке эффективности этой программы важно было учитывать обеспеченность питания йодом не только всего населения, но прежде всего кормящих и беременных женщин, которые являются основной группой риска из-за негативного влияния недостатка йода на развитие плода.

Цель

В этой связи целью настоящего исследования была оценка эффективности мероприятий по снабжению населения качественной йодированной солью и обеспеченности питания йодом беременных и кормящих женщин в Кыргызстане.

Материал и методы

В исследование было включено 139 беременных и 151 кормящая женщина, проживающих в Чуйской областиКыргызскойРеспублики (КР). Чуйская область – крупный регион КР с населением более 1 млнчеловек (при общей численности населения КР 6млн). В последние 10–15 лет имеется выраженная внутренняя миграция населения со всех концов страны именно в эту область, которая является наиболее развитой в КР. Кроме того, сравнительно недавно в этой области изучалось распространение зоба [4].

Возраст беременных женщин составлял от 18 до 46 лет со сроком беременности от 4 до 40нед: 16 (12%) женщин находились в первом триместре беременности, 48 (37%) – во втором и 66 (51%) – в третьем триместре. Возраст 151 кормящей женщины был от 20 до 44 лет, а возраст детей составил от 1 до 14 мес.

Выбор населенных пунктов для обследования беременных и кормящих женщин был осуществлен кластерным методом с учетом географического расположения. На основании базы данных 293 школ области, используя генератор случайных чисел с шагом выборки 10, было отобрано 30 школ (кластеров) для исследования. Помимо школьников в каждом кластере на базе Центров семейной медицины было обследовано по 5 беременных и кормящих женщин, которым не проводилась индивидуальная профилактика препаратами йода. В настоящем исследовании представлены только результаты обследования беременных и кормящих женщин.

При анкетировании все женщины отметили, что использовали в питании йодированную соль, и предоставили для исследования образец соли (около 20 г). Содержание йода в соли было определено методом йодометрического титрования в соответствии с ГОСТ в сертифицированной лаборатории Госстандарта Кыргызстана. Кроме того, Центром профилактики заболеваний игоссанэпиднадзораЧуйской области было исследовано качество йодированной соли на уровне производства, продажи и на предприятиях общественного питания.

При содержании йода ниже 25 мг/кг соль считалась неадекватно йодированной; в адекватно йодированной соли содержание йода было от 25 до 55 мг/кг; избыточным содержание йода считалось при уровне его в соли выше 55 мг/кг.

У всех обследованных женщин была собрана разовая порция мочи для последующего определения йодацерий-арсенитовымметодом в лаборатории Казахской академии питания (Алматы), участвующей в Глобальной сети по контролю качества EQUIP под эгидой Центров поконтролю зазаболеваемостью (Атланта, США).

Степень выраженности йодного дефицита оценивалась по критериям, рекомендованным ВОЗ (таблица) [6].

Результаты и их обсуждение

Всего на содержание йода было исследовано 1815 образцов пищевой соли, взятой на уровне производства, продажи и на предприятиях общественного питания Чуйской области. Среди исследованных было 11 марок соли местного производства и 5 марок – зарубежных производителей. Установлено, что 76,6% соли на рынке Чуйской области обеспечивали местные предприятия (некоторые из них выпускали соль двух марок), а 23,4% соли было импортного производства (Казахстан, Украина, Россия и Белоруссия). Только в 10 (0,6%) образцах соли йод не был обнаружен, хотя соль была маркирована как йодированная. В остальных образцах соли содержание йода колебалось от 1,6 до 802 мг/кг. В 55% образцов соли содержание йода оказалось ниже 25 мг/кг, в 2% – было больше 55 мг/кг и только в 43% содержание йода в соли соответствовало ГОСТ (40 ± 15 мг/кг).

Лабораторный анализ 281 пробы соли, собранной в домохозяйствах у беременных женщин, показал, что средняя концентрация йода составляла всего 19,8 мг/кг (95% ДИ [16,8; 22,9]), при этом только в 31% образцов содержание йода соответствовало требованиям ГОСТ, тогда как практически во всех остальных образцах оно было ниже 25 мг/кг (рис. 1).

Медианная концентрация йода в моче у беременных женщин составляла всего 103 мкг/л, тогда как частотное распределение (рис. 2) имело неправильный характер с явным смещением влево (т.е. в сторону более низких концентраций). Была выявлена достоверная положительная корреляция между логарифмом концентрации йода в моче и содержанием йода в образцах соли из домохозяйств беременных женщин. Медианная концентрация йода в моче также была заметно снижена (91,6 мкг/л) у кормящих женщин.

Полученные в настоящем исследовании данные свидетельствуют о неадекватном обеспечении питания йодом беременных и кормящих женщин в Кыргызстане, что связано с низким качеством йодированной соли, реализуемой через розничную торговую сеть. В Кыргызстане, как и многих других государствах Центральной Азии, в питании населения доминируют блюда, приготовленные в домашней кухне, включая свежеиспеченный втандырехлеб. Доля промышленно изготовленных пищевых продуктов в питании населения, особенно в сельской местности, сравнительно невелика [7].

Действующий в Кыргызстане ГОСТ на пищевую поваренную соль требует ее обогащенияйодатомкалия до массового содержания йода в 40 ± 15 мг/кг соли. При таком уровне обогащения соли йодом и ожидаемом среднем уровне потребления йодированной соли в объеме от 10 до 15 г в день, даже с учетом 50% потери йода при хранении соли и ее использовании для приготовления горячих блюд, среднее суточное потребление йода должно составлять около 200–250 мкг. При таком уровне потребления йода за счет йодированной соли можно ожидать адекватного обеспечения питания йодом беременных и кормящих женщин. При этом уровень обеспеченности питания йодом остального населения также должен находиться в рекомендованных пределах. Например, в соседнем Казахстане существует адекватное обеспечение питания йодом беременных женщин без превышения медианного уровня йода в моче у всего остального населения [8].

К сожалению, как показали результаты настоящего исследования, несмотря напредпринимаемые организационные меры, в Кыргызстане так и не удается решить проблему качества йодированной соли, особенно производимой на местных предприятиях. Среднее содержание йода в соли, собранной в домохозяйствах у беременных женщин в Чуйской области, составляло 19,8 мг/кг, т.е. было в два раза ниже требований ГОСТ, а2/3образцов соли имели концентрацию йода ниже 25 мг/кг. Если содержание йода в соли достигло бы предписываемого ГОСТ среднего норматива (40 мг/кг), то вполне можно было бы ожидать увеличения экскреции йода с мочой как показателя обеспеченности питания этой группы населения йодом. Но для этого, очевидно, нужен другой уровень обеспечения и контроля качества йодированной соли на предприятиях по йодированию соли в Кыргызстане.

Выводы

  1. Среднее содержание йода в образцах соли, собранных в домохозяйствах у беременных женщин в Кыргызстане, составляло 19,8 мг/кг, что в 2 раза ниже норматива, предписываемого ГОСТ (40 мг/кг), при этом в2/3образцов соли содержание йода было ниже порогового уровня в 25 мг/кг.
  2. Медианная концентрация йода в моче у беременных женщин составляла 103 мкг/л, а у кормящих – 91,6 мкг/л, что указывает на неадекватную обеспеченность питания этой группы населения йодом.
  3. Предпринимаемые в Кыргызстане меры по улучшению качества йодированной соли оказались недостаточными, а для достижения цели адекватного обеспечения питания беременных и кормящих женщин йодом среднее содержание йода в соли должно соответствовать существующим требованиям ГОСТ, т.е. 40 ± 15 мг/кг соли.

Информация о финансированиии конфликте интересов

Работа выполнена в рамках реализации Национальной программы по профилактикейододефицитныхзаболеваний в Кыргызстане. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Список литературы

1. Султаналиева Р.Б. Йододефицитные заболевания в Кыргызстане. – Бишкек; 2006. [Sultanalieva RB. Iododefitsitnye zabolevaniya v Kyrgyzstane. – Bishkek; 2006. (In Russ).]

2. Sultanalieva RB, Mamutova S, van der Haar F. The current salt iodization strategy in Kyrgyzstan ensures sufficient iodine nutrition among school-age children but not pregnant women. Public Health Nutr. 2010;13(5):623-630. doi: 10.1017/S136898000999200X.

3. Untoro J, Mangasaryan N, de Benoist B, Darnton-Hill I. Reaching optimal iodine nutrition in pregnant and lactating women and young children: programmatic recommendations. Public Health Nutr. 2007;10(12A). doi: 10.1017/s1368980007705360.

4. Герасимов Г.А. О новых рекомендациях ВОЗ и ЮНИСЕФ по профилактике йоддефицитных заболеваний. // Клиническая и экспериментальная тиреоидология. – 2008. – Т. 4. – №1 – С. 2–7. [Gerasimov G. About NewRecomendations of WHO and UNISEF for Pevention of Iodine Deficiency Disorders. Clinical and experimental thyroidology. 2008;4(1):2-7. (In Russ).] doi: 10.14341/ket2008412-7.

5. Гришина О.В. Состояние зобной эндемии у детей Чуйской области Кыргызской Республики: Дис. … канд. мед. наук. – Бишкек; 2007. [Grishina OV. Sostoania zobnoi endemii u detei Chyiskoi oblasti Kirgizski Respubliki.[dissertation] Bishkek; 2007. (In Russ).]

6. World Health Organization. Assessment of iodine deficiency disorders and monitoring their elimination: a guide for programme managers. 3rd ed. Geneva; 2007.

7. Байзаков У.Б. Содержание йода в водных источниках, почвах, продуктах питания в районах эндемического зоба Чуйской долины Кыргызской Республики: Автореф. дис. … канд. мед. наук. – Фрунзе; 1963. [Baizakov UB.Soderjanie ioda v vodnix istochnikax, pochvax, produktax pitania v raionax endemicheskogo zoba Chyiskoi dolini Kirgizski Respubliki. [dissertation]. Frunze; 1963. (In Russ).]

8. Беисбекова А.К., Оспанова Ф.Е. Казахстан – в контексте с мировым опытом на пути по борьбе с дефицитом йода. // Journal of Clinical Medicine of Kazakhstan. – 2014. – Т. 31. – №1 – С.8–12. [Beisbekova AK, Ospanova FE.Kazakhstan – in the context of international experience on the way to eliminate iodine deficiency. J Clin Med Kaz. 2014;31(1):8-12. (In Russ).]


Об авторах

Роза Бакаевна Султаналиева

Кыргызско-Российский Славянский Университет


Кыргызстан

д.м.н., профессор кафедры терапии №1 Кыргызско-Российского Славянского университета (КРСУ), главный эндокринолог Министерства здравоохранения Кыргызской Республики.


Конфликт интересов:

Конфликт интересов отсутствует



Гульнара Ишеналиевна Бейшекеева

Кыргызско-Российский Славянский Университет


Кыргызстан

старший преподаватель кафедры терапии №1 Кыргызско-Российского Славянского университета (КРСУ), врач-эндокринолог


Конфликт интересов:

Конфликт интересов отсутствует



Григорий Анатольевич Герасимов

Глобальная сеть по йоду (IGN), Нью-Йорк


Соединённые Штаты Америки

д.м.н., региональный координатор, Iodine Global Network, Москва


Конфликт интересов:

Конфликт интересов отсутствует



Для цитирования:


Султаналиева Р.Б., Бейшекеева Г.И., Герасимов Г.А. Оценка обеспечения питания йодом беременных и кормящих женщин в Кыргызстане. Клиническая и экспериментальная тиреоидология. 2016;12(1):34-37. https://doi.org/10.14341/ket2016134-37

For citation:


Sultanalieva R.B., Beishekeyeva G.I., Gerasimov G.A. Assessment of the provision of iodine supply to pregnant and lactating women in Kyrgyzstan. Clinical and experimental thyroidology. 2016;12(1):34-37. (In Russ.) https://doi.org/10.14341/ket2016134-37

Просмотров: 62


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1995-5472 (Print)
ISSN 2310-3787 (Online)